РЕКЛАМНОЕ КАББАЛИСТИЧЕСКОЕ АГЕНТСТВО
ПО РАСПРОСТРАНЕНИЮ ИМЕНИ ТВОРЦА

         
   

Каббалистический Литературный Фонд

         
           
 

ПЕРЕВЕРНУТЫЙ МИР

Дождливое осеннее небо не предвещало Гаррисону никакой положительной смены настроения. С тех пор, как его, боевого офицера, полного сил и энергии, отстранили от участия в боевых операциях и решили за него, что должность полковника в аналитическом отделе разведки как нельзя более подходящая для такого человека, его стал мучить один и тот же вопрос: "Для чего я вообще родился и в чём смысл всего, что происходит вокруг? И для чего я, боевой офицер, должен выслушивать доклад этой штабной крысы о моральном состоянии и умонастроениях в армии и в штабах?"

День был непоправимо испорчен, и он уже хотел было прервать доклад, как вдруг заметил нечто странное в поведении офицера. Тот вдруг замялся и стал читать как-то очень невнятно. В воздухе повисло странное напряжение...

- Так вот, - вдруг сказал офицер. - Есть неприятности с молодым блестящим израильским офицером, которого мы приняли на работу в аналитический отдел управления разведки. - Офицер переступил с ноги на ногу и, казалось, окончательно замолчал.

- Да продолжайте ж! - Уже не сдержался Гаррисон. - Что же с ним стало?

Офицер, продолжая переминаться с ноги на ногу, с трудом что-то промямлил себе под нос. Кожей разведчика полковник почувствовал, что сейчас наступает решительный момент, который в корне перевернёт его жизнь. Подскочив к оторопевшему офицеру, он начал трясти его. Полковник был необычайно силен и, казалось, что еще немного и он вытряхнет из несчастного офицера всю его душу. Поняв, что его здоровью грозит серьезный ущерб, офицер выпалил:

- Да он тут совсем с ума сошел, его надо отправить в психбольницу! И самое опасное, что стоит ему несколько дней поговорить с любым человеком, как и тот становится ненормальным!

- Ненормальным? Да мы тут все больны, просто у себя мы этого не замечаем и легко приклеиваем ярлыки своему ближнему! Но тем не менее передайте мне досье на всех его родственников и на всех знакомых, когда либо видевших или слышавших его.

Три дня подряд изучал Гаррисон досье, не выходя из комнаты. В конце этой каторжной работы он встал перед зеркалом и сказал сам себе: "Теперь я знаю, для чего я явился в этот мир. Я явился для того, чтобы спасти мир от страшной опасности, и никто, кроме, меня лучше этого не сделает!"

Не откладывая дело в долгий ящик, Гаррисон поехал в подземный городок строго засекреченного отделения НАСА с допуском " D " (здесь изучались всякие необычные явления, строго засекреченные, которые входили в стратегические интересы США). Наконец-то, спустившись на нижний этаж этой сложной железобетонной конструкции с многочисленными допусками, полковник лицом к лицу встретился с этим, не похожим ни на кого, подозреваемым, которого звали Давид.

Это был молодой человек с длинными черными волосами и небольшой бородкой. Отличался он от других и блеском глаз, и быстрыми сменами состояний - в одно мгновенье на его лице отражалась тревога, а в следующее мгновение он уже смеялся и, казалось, что нет никого в мире счастливее его.

- Ты составил отчет за последний год своей работы? - Задал вопрос Гаррисон.

- Да, вы же его внимательно читали!..

- И это что, твои ответы на мои вопросы?.. Куда ты дел десятки тысяч долларов, где все завербованные тобой люди, где всё, что должно работать на нас?

Подскочив к Давиду, он ударил его в лицо. Кровь показалась на лице арестованного, но после того, как его привели в порядок, полковник увидел, что на лице Давида заиграла улыбка и Гарринсон окончательно вышел из себя.

Бросившись к Давиду с неожиданной скоростью, он заорал:

Здесь написано: (Вопрос:1). Как ты начинал вербовку?. И в ответ ты пишешь, что "в начале был высший, все поглощающий свет?"... Вы слышали его?.. Света ему в лицо, света!.

Собрав все лампы вокруг арестованного, Гаррисон продолжал:

- Ты что же, сволочь, на вопрос о твоих расходах пишешь, что "после сжатия в центре образовалась пустота?" И что творения и миллиарды вселенных и планет возникли по этой причине? Так вот, идиот, по сравнению с тобой, может быть, я не слишком образован, но спросить я тебя могу без особых проблем: кто украл все эти доллары и кто потом организовал пустоту в казне, скотина!! И ещё. Я могу сказать не глядя, что я видел немало сумасшедших за свою жизнь, но ты ещё более чокнутый, чем они, да ещё обзавелся своей собственной теорией. Ты опаснейший из виденных мною обитателей этой планеты, и я буду требовать для тебя в суде электрический стул!

Посмотрев на арестованного, полковник вдруг почувствовал для себя какую-то страшную опасность. На лице Давида играл отблеск странной улыбки превосходства.

- Не смотри в глаза! - Неожиданно выпалил полковник.

- Ты действительно хочешь получить ответы на свои вопросы? - Спросил вдруг Давид.

- Да! - Буквально вскричал Гаррисон. Огромным усилием воли он заставил себя посмотреть прямо в глаза Давида.

И вдруг он увидел ЭТО.

Знай, до начала творения был лишь высший, все

Собой заполняющий свет.

И не было свободного незаполненного пространства

Лишь бесконечный, ровный свет все собой заливал.

И когда решил Он сотворить миры и создания, их

населяющие,

Этим раскрыв совершенство Свое,

Что явилось причиной творения миров,

Сократил себя Он в точке центральной своей -

И сжался свет и удалился,

Оставив свободное, ничем незаполненное

пространство.

И равномерным было сжатие света вокруг

центральной точки

Так, что место пустое форму окружности приобрело,

Поскольку таковым было сокращение света.

И вот после сжатия этого в центре заполненного

светом пространства

Образовалась круглая пустота, лишь тогда

Появилось место, где могут создания и творения

существовать.

 

ЭТО было не видение, это было подобно собственному рождению, когда в огромном, бесконечном, залитом светом мире, вдруг произошло сокращение.

Ничего более грандиозного, величественного и возвышенного Гаррисон в своей жизни не чувствовал. Он ощутил себя полным рабом этого всё заполняющего света.

Ничего больше в мире не существовало - только этот всеобъемлющий, совершенный, пронизывающий всё пространство свет.

И вдруг Гаррисон ясно понял, что нет и никогда у него не было другого желания, как только вырваться из этой чёрной пустоты и устремиться ввысь, к источнику света. Он вдруг увидел с высоты птичьего полета себя и маленькие точки копошащихся внизу людей.

Ему захотелось облететь каждого и каждому крикнуть: Лю-ю-ди-и-и, вы не так живёте, вы не видели того, что видел я, и поэтому вы несчастны!.. Вы так и умрете в своём маленьком мирке, не узнав, что есть и другие миры, бесконечные и вечные, которые вы не видели, а я увидел и хочу поделиться с каждым!"

Но тщетно взывал Гаррисон к людям. Его крик не был слышен, а сам он был подобен немому, беззвучно открывающему рот... И люди не слышали его, ленясь просто поднять головы вверх, и крик немого остался без ответа.

- А...а! - Вдруг закричал полковник на Давида. (Он не узнавал собственного голоса) - Я ещё не совсем сошёл с ума!! Ты что же, мой мир называешь искусственным и предлагаешь другой, настоящий? Ведь я же таким создан!

Что ещё он кричал - Гаррисон уже не помнил. Помнил только двух санитаров, заламывающих ему руки за спину и закончивших свою работу только с помощью всего отделения больницы, в которую и был доставлен. Не удивительно - полковник был необычайно силён.

Очнулся он от света яркой лампы, бьющей ему прямо в глаза, и от ноющей боли в запястьях. "Наручники" - догадался Гаррисон. Около двух дней его поили и кормили, так что у полковника появилась уверенность в близком окончании обрушившихся неприятностей.

И вот однажды, наконец, проснувшись как-то утром, он увидел спину, широкую, огромную спину, которая закрывала, казалось, всё пространство вокруг. Гаррисон кожей разведчика прочувствовал, что от нее исходит угроза и не просто угроза, а угроза его жизни.

Повернувшись, эта фигура начала приближаться к нему. Гаррисон заметил, что толстяк в правой руке прячет маленький блестящий шприц.

- Оскар, друг!. - От неожиданности закричал полковник. - Ты что это здесь делаешь?.. Ты что, не помнишь, мы же с тобой одну школу заканчивали?

- Тебе бы лучше помолиться бы перед смертью... Нашёл себе друга!.. Я тебя сразу вычислил, когда ты попал в наше отделение. Ты стал одним из них, из тех сумасшедших. Я научился определять вас по глазам. Наше отделение уже уничтожило несколько сот таких заразившихся, но с тобой - волокита, все-таки разведка как-никак. Поэтому тебя я уничтожу лично, так сказать, по-дружески...

Тут кровь горячей волной ударила в голову полковника. Вспомнив в одну секунду все, чему учили в разведшколе, он одним быстрым движением вывернул запястья - и вот уже руки были свободны.

Схватив толстяка, он хотел было удержать его, но тот оказался слишком увёртлив и, оставив в руках полковника свой халат, Оскар почти уполз с кровати.

Гаррисон понял, что наступает решающая минута в его жизни. Подпрыгнув на пружинах кровати, он в прыжке обхватил горло противника двумя ногами и провёл удушающий приём, которому его научили бандиты в тюрьме Гонконга. Через несколько секунд всё было кончено. Тело толстяка безвольно обмякло и упало на пол.

Вдруг за спиной у разведчика послышался шорох. Из маленькой потайной дверцы вышел человечек небольшого роста с автоматом в руках.

- Браво, браво!.. - Зааплодировал человечек. - Не двигайся! - приказал он Гаррисону. Я не ваш враг, а, наоборот, ваш друг. Я начальник лаборатории по исследованию чрезвычайных происшествий. Зовут меня Джон.

- Да что же, черт Вас побери, происходит тут? -Закричал полковник. - Вы что думаете, что можно безнаказанно убить начальника отдела разведки и это сойдет вам с рук?

- Сядьте! - властно приказал человечек. - Я вам всё расскажу. Наша лаборатория открыла закон, что всё в мире зависит от желаний. Мы хотели изобрести разные виды вакцин на разные виды желаний.

НАСА потратила 300 миллионов долларов на разработку этих вакцин. И самое удивительное, что мы в конце работы встали в тупик, так как нами же и было обнаружено, в конце концов, что желания не подвластны человеку, а контролируются другой, Высшей силой.

На эти работы уже были истрачены сотни миллионов долларов, как вдруг появился этот израильский офицер, который каким-то непостижимым способом увеличил свои желания в миллионы раз без всякой вакцины. И, мало того, он под пытками признался, что наш мир - это только ничтожная точка по сравнению с высшими мирами, существующими вокруг нас.

И более того - тут профессор оглянулся и, схватив Гаррисона за руку, зашептал ему в самое ухо - более того, он обладает такой силой, что её хватит, чтобы устанавливать мир и войну между народами, изменять политический климат на всей планете.

Вы - образованный человек, лучший разведчик аналитического отдела, и я нуждаюсь в вас, чтобы разрешить эту проблему. Итак, Вы принимаете моё предложение? - Ответом ему было крепкое рукопожатие.

У Давида были благородные и мужественные черты лица. Увидев вошедшего в комнату арестованного, начальник лаборатории без предисловия приказал Гаррисону:

- Допросить его!

- Итак, Давид, откровенно говоря, главный вопрос, который беспокоит меня: а не сумасшедший ли ты, Давид? Как ты утверждаешь в своём докладе, человечество неправильно воспринимает существующую действительность и ты, Давид, тот пророк, который (наконец-то!..) откроет истину шести миллиардам дураков.

Итак, во-первых, на вопрос, где ты родился, ты отвечаешь - Египет... Прекрасный ответ для нормального человека... Израильтянин, родившийся двадцать пять лет назад в Тель-Авиве, ни разу, кроме Америки, не выезжавший за границу, оказывается - египтянином... В конце концов, когда ты начнешь выражаться не загадками, а нормальным человеческим языком?

Недоумённые лица двух следователей вызвали на лице арестованного слабую улыбку.

- Понимаете ли, - сказал он - дело в том, что я знаю и место вашего рождения!

Эти последние слова вызвали у следователей странную реакцию. Они оторопело уставились на говорившего и в комнате повисла длинная пауза. Наконец полковник с трудом продолжил допрос:

- Так ты утверждаешь, что мы, коренные американцы, не являемся таковыми?

- Да я утверждаю, что вы, коренные американцы, тоже родились в Египте.

Гаррисона точно взорвало.

- Так, достаточно!!. Или ты немедленно объяснишь сейчас же все сам, или ты, случайно, погибнешь в своей камере от, случайно, завышенной дозы снотворного. Итак, твой выбор...

- Вы никак не можете понять причину нашего взаимно непонимания... - ответил Давид.

- Ну, и что же это за причина такая? - подозрительно спросил полковник.- Источник всего - ваша элементарная невнимательность. Вы, знаток восточных языков, не догадались, что слово Египет звучит на иврите как "Мицраим" - концентрация зла. То есть ваши желания получать для себя являются этим же злом, а так как животное тело из плоти и крови является оболочкой этих желаний, которая умирает, то я отдал предпочтение тому, что существует вечно и определил сущность этого.

- Я кажется что-то понял! - Вдруг осенило Гарриссона - Ты написал, что наше животное тело - только временная оболочка, а желания, существующие в Высших мирах, посылаются нам оттуда! Но почему и для чего люди умирают?! Ведь если бы этого не было, то можно было бы бесконечно накапливать знания и поступать в этой жизни согласно приобретённым знаниям!!

Tы спрашиваешь, какая польза от того, что мы не живем 500 лет подряд без перерыва, а живем и умираем, живем и умираем? Для чего? Потому что периоды, пока мы не находимся в теле, а потом снова возвращаемся в другое физическое тело, помогают нам перевести, поднять опыт и знание в природу. И когда я рождаюсь в следующий раз, я рождаюсь уже с этой новой природой.

- Какая новая природа, я ничего не понимаю!

В любой основе есть длинная цепочка в несколько сот поколений. Эта основа включает опыт и накопленные знания всех (предыдущих поколений), но они не обнаруживаются в ней в тех же видах, в каких были у предков, т.е. в виде опыта и знаний, а присутствуют только в виде, освобожденном от их формы.

И поэтому присутствуют в ней только в виде простых сил, называемых склонностями и инстинктами, без осознания того, почему всё так происходит. И поэтому не найдешь в мире двух людей с одинаковыми свойствами.

Мы учим, что то, что приобретаем в виде опыта, знаний, то, как бы нам следовало поступить или сделать так или эдак, исходя из результатов, событий и исследований этой жизни, в последующем поколении проявляется уже как закон, как программа, и следующее поколение начинает свое развитие, исходя из знаний, которые получены уже как природные инстинкты.

- Ну, предположим, ты прав. Но разъясни нам, чёрт тебя побери, что это за огромные миры, которые ты описывал в досье?

- На самом деле мы живем в самом маленьком и неудобном мирке, который можно сравнить с точкой на карте вселенной или, по более точному соотношению, с точкой и бесконечностью по отношению к духовным мирам. Все законы - общественные, физические, химические и математические, строение вселенной - всё это производные высших законов, нисходящих сверху и диктующих нам абсолютно всё, вплоть до нашего последнего вздоха. И все эти огромные, бесконечные и необыкновенно сложные миры, а так же вселенные и галактики и наша Земля - всё это было создано только для одного - тут Давид замолчал, как будто бы речь у него отняла последние силы.

- Да продолжай же ты, израильтянин! - закричали одновременно следователи.

- Напившись воды, Давид продолжал:

- Итак, все эти прекрасные миры были созданы по одной простой причине - для человека, живущего на этой маленькой планете.

 

" Все явления в нашем мире - это результат происходящего в высших мирах...

И в конечном счете нет в нашем мире ничего от нас самих: ни в движении, ни в материале, ни в силе. Все спускается свыше, а наш мир - просто театр кукол. Кроме точки в сердце, где учат человека совершать самостоятельные действия.

Человек не умеет действовать самостоятельно, но он должен понять, кто он и что он, насколько ничего не может сделать сам и захотеть своим свободным выбором совершать правильные поступки - духовные. Тогда дают ему выход из нашего мира в духовный - туда, где находятся корни всех явлений."

- Это очень интересно - сказал Гаррисон. По твоим словам, человек - причина всего существующего. Но я вижу человека, как ничтожного червя, которому стоит повысить или понизить на несколько десятков градусов окружающую температуру и - он уже не может действовать. Или стоит поселиться в нём какой-то раковой клетке - и человек умирает мучительной смертью. И ты хочешь сказать, что для такого червяка были созданы все эти миллиарды тонн камней и галактик? И причиной всего этого служит вот этот кусок мяса, который ты называешь человеком?

- Ты совершенно правильно подметил, полковник, двойственную природу человека. С материальной стороны - это полное ничтожество, могущее умереть от любого микроба. Но я-то называю человеком не его животное тело, а духовное тело, которое называется душой.

После этих слов воцарилось ещё более странное молчание. Было видно, что следователей шокировали последние слова арестованного.

- И как ты всю эту галиматью, о которой ты здесь рассказывал, связываешь с Египтом, интересно было бы узнать? - спросил Джон.

 

Причина всего, что происходит - Творец. Он рисует перед нами различные картины таким образом, чтобы в конце концов, преодолевая все препятствия, мы увидели не только внешнюю картину, но и стали проникать внутрь, к причине происходящего, и тогда посредством этих помех начали бы соединяться с Творцом во все большей и большей степени, т.е. привязали бы себя к Нему своей мыслью, включая своё состояние в Него, а не во внешнюю картину.

...и все эти стремления, страстные желания объединяются в одно общее кли, в котором человек впервые ощущает истинную связь с тем, к чему, в самом деле, стремился, которая уже никогда не прервётся. Это называется выход из "Мицраим" (Египта). 4 -Из ночного урока от 10-го Марта 2002 г "Шлавей а-Сулам", том 4, стр. 106, "Почему праздник мацот называется Песах" Search www. kabbalahgroup.info .

- Всё, всё, достаточно!.. Арестованного в камеру! - приказали оба следователя, вконец измотанные беседой.

Следующие дни допросов проходили гораздо легче. У Гаррисона и арестованного образовались какие-то общие точки соприкосновения, и эти точки были неосознанные, а какие-то интуитивные, как будто они пережили что-то когда-то вместе.

Это было никогда не испытанное ранее чувство схожести с совершенно незнакомым человеком, и ощущение огромной радости от прикосновения к необычайной мудрости Давида и бесконечной глубине раскрывающихся постижений.

Прошёл месяц тяжёлого расследования. Однажды Джон, заговорчески подмигнув Гаррисону, прошептал в самое ухо:

- Я обнаружил в комнате, где мы допрашивали арестованного, "жучок." Не исключено, что тут много "жучков", спрятанных в бетоне. Единственное безопасное место, где можно допросить арестованного - это камера для проверки газов. Её только что установили и не успели снабдить электронными устройствами.

- Итак, вперёд - согласился полковник.

Более часа заняла транспортировка арестованного, которого, невольно, за его бесконечные знания и какого-то необъяснимого влияния на него, Гаррисон стал ласково называть Учителем.

Так как дело было исключительной важности, конвоировали его лично полковник и Джон. Войдя в камеру, Давид почувствовал что-то неладное, вдруг вырвался из рук Джона и никакие усилия не могли сдвинуть арестованного ни на сантиметр.

Помогай - заорал Джон на полковника.

Но тот, пристегнув Давида наручниками к двери, отвёл Джона в сторону для важного разговора.

- А теперь, смотреть мне прямо в глаза - сказал полковник. - Ты ведь, ничтожная тварь, хочешь отравить его газами, не так ли?. Я ведь это почувствовал!. Итак, перед нами человек нашего времени, обладающий безграничными возможностями, познания которого превосходят во много раз познания всех учёных нашего времени, выше всего, живущего на земле. И такого человека ты хочешь уничтожить?

Да как же ты не понимаешь! - закричал Джон. Этот человек опасней, чем все существующие в мире атомные боеголовки! Ты из его речей не понял самого важного для меня. Я пятнадцать лет проработал в подземном городке. За это время я по подозрению несколько раз подвергался аресту, заболевал и лечился от опаснейших заболеваний нашего времени, так как никогда ни один исследователь не имеет стопроцентной гарантии, ограждающей его от всех опасных микробов.

Поэтому я растратил огромные деньги на лечение и мне необходимо было обеспечить мне и моей семье заслуженную старость. И вот я встретил человека, на котором я бы мог заработать миллионы долларов, если бы только мог использовать его методику увеличения желаний. А что же в результате?!

В результате мне стало совершенно ясно, что человек, изменяющий желания, так же изменяет и свою природу. В конечном счёте он, живя в этом мире, меняет свои исконные свойства, меняет своё отношение ко всему происходящему в этом мире и совершенно равнодушен к самому главному для нас с тобой - к деньгам.

И, более того, он просто заражает своими речами собеседников и многие из них становятся его сторонниками, а некоторые даже преданнейшими учениками.

Слава Б-гу, мы уже уничтожили несколько сот его сторонников, а теперь я хочу уничтожить и корень этой заразы. Я уже вызвал на крышу вертолёт, готовый лететь куда нам надо по малейшему нашему требованию. Держи противогаз, он нам пригодится. - Договорив свои слова, Джон вдруг увидел искажённое ненавистью лицо Гаррисона.

- А... А... А...- закричал он вдруг нечеловеческим голосом. - Так ты уже один из них? Да?

- Я ещё ни один из них, я ещё не знаю, что будет со мной, но одно я точно знаю - пока я жив, ты его не тронешь.

- Хорошо, хорошо - примеряюще сказал начальник лаборатории. - Мне что, больше всех надо?. Давайте, принесите мне его досье под номером 1468 из этой комнаты и затем вместе решим эту сложнейшую задачу.

Гаррисон немедленно кинулся выполнять просьбу. К его удивлению эту папку он никак не мог отыскать. И вдруг дурное предчувствие охватило его. "А вдруг он пошёл в эту камеру? Как я, глупец, мог поверить ему?."

Не успев добежать нескольких десятков метров до покинутой камеры, Гаррисон увидел страшную картину. Джон закручивал на последние обороты ручку двери, на которой появилась надпись: "Запуск газа". Схватив за шкирку маленького Джона и приставив пистолет к его голове, полковник закричал:

- Только одно слово: код!

- 198 - прошептал насмерть испугавшийся начальник лаборатории.

- Когда Гаррисон открыл камеру, у него вырвался вздох разочарования - камера была пуста. Очевидно, Давида успели уничтожить ещё до закрытия камеры, так как в углу валялась его окровавленная одежда .

Сколько полковник просидел в углу камеры - он не помнит. Он только услышал, как дверь камеры захлопнулась и возникла электронная надпись: "Герметизация", а затем предупреждение: "Запуск газа через 15 секунд".

В маленьком окошечке полковник успел заметить улыбающееся лицо Джона. Думать и размышлять уже было некогда. Натянув на голову заранее приготовленный противогаз, он быстрым движением открыл люк на потолке и, подтянувшись на руках, выпрыгнул на крышу здания. В нескольких десятков метров от него находился вертолёт.

 

 
 
В одной
древней молитве
говорится: Всевышний! Дай мне силы изменить в моей жизни то, что я могу изменить, дай мне мужество принять то, что изменить не
в моей власти, и дай мне мудрость отличить одно
от другого
 
                 
               
© Kojourin Art Group 2004 studio-k@kojourin.com
DHTML Menu / JavaScript Menu Powered By OpenCube